К вопросу о положении и численности армянских беженцев в Одессе в 1915-1922 гг.

Давид Давтян

Аннотация: В Одессе в период с 1915 – 1922 гг. нашли убежище порядка 9-10 тыс. армянских беженцев, из которых 5-6 тыс. являлись жертвами геноцида. Турецко-подданные армяне, жертвы – геноцида  прибывали в Одессу, через Болгарию, Румынию, морским путем и через другие города юга современной Украины.

 

Проблема армянских беженцев на территории Украины в годы геноцида армян в Османской Турции практически не изучена, отсутствует комплексный подход. В основном в работах встречаются эпизодические упоминания о беженцах. Очевидно, что существующий уровень изученности проблемы не позволяет установить действительную численность беженцев, провести четкое разграничение между военнопленными, демобилизованными солдатами и беженцами-жертвами геноцида, а также оставляет открытым вопрос, касающийся попечительства над беженцами и их эвакуации. Реконструкция событий периода осуществления геноцида, в одном из армянских беженских очагов, установление численности беженцев, сегодня представляется крайне актуальной. Это целый комплекс вопросов, касающийся непосредственно беженцев — жертв геноцида, нашедших приют в Украине, военнопленных армян, демобилизованных солдат и офицеров, которые фактически оказались брошенными на произвол судьбы в смутное время революции и Гражданской войны на юге Российской империи, затем в Советской Украине.

Одесская община с первых дней мировой войны была прекрасно осведомлена о положении армян в Османской империи и занимала активную позицию. До начала Первой мировой войны численность общины составляла 3000 человек.  Ретроспектива вопроса показывает, что с начала войны одесская община оказывала активную гуманитарную помощь нуждающимся армянам, направляя в распоряжение Национального бюро и Св. Эчмиадзин денежные средства и необходимый провиант.  В конце 1914 г. – вначале 1915 г. в городе не существовало проблемы армянских беженцев, хотя о начавшейся резне и погромах было известно. Мнение, базируется  на отсутствии документов и свидетельств, а также из действий самой общины, которая создавая 29 ноября 1914 г. «Армянский комитет», не учредила соответствующий беженский комитет или иной орган, отвечающий за беженцев.

Соответственно, возникает закономерный вопрос, когда же в город начали пребывать первые беженцы. Наиболее ранние, обнаруженные сведения о беженцах относятся к середине 1915 г.  Массовый приток беженцев из Османской Турции наблюдается, только с августа-сентября 1915 г., большинство из которых являлись выходцами из Трапезунда, Вана, Муша и Эрзерума.  Прибытие беженцев в августе-сентябре 1915 г. подтверждается, соответствующими свидетельствами и документами. В данной ситуации, весьма показательны действия царской власти, которая, по сути, открестилась от проблем армянских беженцев и не предпринимала каких-либо действенных мер по оказанию помощи. Более того, одесские армяне вынуждены были постоянно истребовать разрешения у губернских властей на право пребывания в городе турецко-подданных армян – беженцев.

К середине 1916 г. численность прибывающих беженцев существенно увеличивается. Согласно сведениям октябрьского выпуска журнала «Армяне и война», в город через Болгарию и Румынию, прибыло более 500 беженцев, которые долго задерживались на границе властями этих государств. Конечно, к материалам этого издания необходимо относиться с определенной осторожностью, поскольку печатавшиеся материалы, зачастую размещены хронологически беспорядочно. Однако, существующие беженские карточки турецко-подданных армян, с пометкой «беженец из Румынии, Константы», датируемые 1916 г., однозначно подтверждают данные журнала. Беженцы в Одессу прибывали через Болгарию и Румынию, морским путем и через населенные пункты Юга России. Известно, что через Румынский маршрут в конце 1916 – начале 1917 гг. в город прибывают еще 3000 беженцев.

После большевистского переворота 1917 г. (Октябрьской революции), узурпировавшие власть, большевики начали процесс выхода России из войны. Сепаратная политика большевиков, с ее популистскими лозунгами, декретами и демобилизация армии привели к распаду фронтов, и стала катализатором обострения внутренней ситуации в стране. В складывающихся условиях, процесс суверенизации в национальных областях и формирования де-факто независимых государств, становиться неизбежной реальностью. В данном контексте, нас интересует возникшая политическая ситуация в Украине, в частности в Одессе, и, соответственно, положение армян в условиях политического коллапса.

В Одессе, как и во всей стране с 1918 г., наступают «смутные времена» – в городе хаотически менялись политические режимы «белых», «красных», «гетманский», французов и так до 1920 г. Разумеется, в таких условиях вопрос армянских беженцев, ставшей исключительно проблемой самих армян, еще более усложнился. После провозглашения Арменией независимости 28 мая 1918 г. в Украине на базе Армянских комиссариатов (1917 г.), начали формироваться консульства и посольство Республики Армения.  Учитывая специфическую военную и политическую ситуацию в Украине, дипломатические представительства Республики Армения могли действовать, только на тех территориях, где де-факто правительства лояльно относились к Армении.

После провозглашения Украинской Народной Республики (24 января 1918 г.), вследствие государственного переворота 29-30 апреля 1918 г., власть перешла к гетману П. Скоропадскому. Новый политический режим — Украинская Держава (де факто до декабря 1918 г.) долго не решалось официально признавать Республику Армения, и ее дипломатический корпус. Однако, несмотря, на это в Одессе армянское консульство (первоначально, по сути, представительство Армянского военного комиссариата Украины) начало свою работу августе 1918 г.,  а непосредственно консулом был назначен в октябре М.Б. Попов (член АВКУ).  Вступивши в должность, М.Б. Попов начинает поспешно формировать дипломатический корпус консульства и создает четыре отдела консульства: беженский, военнопленный, паспортный и защиты интересов Республики Армения.  С этого периода консульство подключается к решению проблемы беженцев, начинает активно заниматься вопросом регистрации и организации эвакуации беженцев на родину. Важно отметить, что наиболее существенным достижением консульства в этот период, стало право выдачи армянам временных шестимесячных паспортов граждан Республики Армения.  Возможность получения паспортов Республики Армения, существенно облегчила участь армянских беженцев в общей военно-политической неразберихе, поскольку получившие паспорта обрели статус иностранно-подданных и, соответственно, не подлежали мобилизации со стороны разных де-факто правительств Украины.

На данном этапе исследования, наиболее актуальным вопросом представляется установление численности беженцев сконцентрированных в Одессе. Согласно утверждению Г. Петросян в Одессе было порядка 8 тысяч беженцев и военнопленных, но при этом исследователь не указывает достоверный или косвенный источник подобной статистики, а также хронологические рамки. Учитывая, что автор рассматривает события в Одессе в период с октября 1918 г.- по декабрь 1919 г., следовательно, сведения более раннего и позднего периода не могли найти отражения в исследовании.

Нами же уставлено, что в январе 1918 г. в Одессе находилось более 5.000 беженцев, которые нуждались в неотложной помощи, о чем местная община информировала городские власти.  Исследования показывают, что открытие консульства первоначально не способствовало решению проблем беженцев, поскольку само дипломатическое ведомство находилось в плачевном состоянии. Так, по состоянию на 4 января 1919 г. консульство не имело необходимых финансовых средств, мебели и т.д.  Необходимо констатировать, что эвакуация беженцев не проводилось, вследствие ряда политических причин, отсутствия финансовых средств, более того, 18 (31) января в Одессу вынужден был эвакуироваться из Киева вместе с армянскими беженцами и сам посол Республики Армения в Украине Г. Дзамоян.  Г. Петросян, упоминая о переезде посла в Одессу, делает, не выдерживающие критики, абсолютно ошибочные выводы о чрезмерной неорганизованности и пассивности одесских армян в деле помощи беженцам, отсутствии благотворительных и общественных организаций.  Его заключения базируются исключительно на одной лишь заметке местной газеты «Осанк», и учреждении, при содействии армянского посла, в январе 1919 г. новой организации.  Данные выводы, сделаны без должного изучения вопроса, не соответствуют действительности и деятельности общины, которая на протяжении 5 лет, в дважды-трижды превосходящей собственно численность общины беженцев, по мере возможности обустраивало,  кормила, проводило медицинский осмотр и т.д.

По мере же продвижения армии большевиков по территории Украины в 1919 г., армянские дипломаты (Харькова и Киева) вместе с беженцами эвакуировались в Одессу, поскольку город в этот период находился во власти Французского командования. Нейтральное отношение Добровольческой армии и французского командования позволяло армянской дипломатической миссии заняться эвакуацией беженцев. Так, согласно отчету армянского посла в феврале 1919 г., из Одессы было эвакуировано 300 беженцев и 500 военнопленных.  Однако резко изменяющаяся политическая ситуация, тех годов внесла свои коррективы в дело эвакуации беженцев. Как известно, 6 апреля 1919 г. большевики заняли Одессу, вследствие чего, всем дружественным «Антанте» и Добровольческой армии дипломатическим миссиям, пришлось покинуть город. Так, Г. Петросян, ссылаясь на архивные данные, указывает, что 7 апреля Одессу покинул Г. Дзамоян вместе с 3000 военнопленными и несколькими тысячами беженцев.

Откровенно говоря, вышеуказанная численность эвакуированных лиц, вызывает сомнение. Довольно странным представляется указание точной цифры, только военнопленных, в отличие от беженцев, численность которых фиксировалось беженским отделом консульства и армянским организациями. Вызывает сомнение и факт эвакуации такого количества беженцев, именно 7 апреля, поскольку решение французского командования покинуть Одессу, было принято 3-4 апреля, т.е. за три дня до вступления большевиков в город. Учитывая возникшие технические трудности во время эвакуации, связанные с забастовкой русских коммерческих моряков, покинувших свои пароходы и огромным количеством желающих выбраться из города, а также продажу посадочных мест на судах, становиться понятным, что 5-6 тысяч армян не могли покинуть город за два дня. Принимая во внимание эти обстоятельства, приводимые данные требуют тщательной проверки. Мы же склоны полагать, что указанное количество эвакуированных — это «списки», возможно действительно покинувших город к этому периоду или же «списки» ожидающих эвакуации. В обратном случае в Одессе должно было бы оставаться до 2-3 тысяч беженцев, однако сам Г. Петросяна указывает, что в сентябре 1919 г. в городе было около 5 000 беженцев.  И тем самым, противоречит себе, доводя общую численность беженцев до 10.000 и более тысяч, вместо ранее задекларированных 8.000 (в вступлении к разделу, посвященному Одессе).  Таким образом, можно предположить, что до вступления большевиков в Одессу, город покинула какая-та часть беженцев, численность которых требует уточнения.

Принимая во внимание, политическую тенденцию «смутного времени», после прихода большевиков (данный период продлился до августа) в Одессе были закрыты все армянские организации и представительство Республики Армения, вместо которого был открыт альтернативный орган – «Комиссариат по армянским делам». Армянский комиссариат был, по сути, лишь рупором большевистской пропаганды, поскольку реальных механизмов облегчения участи соотечественникам эта организация не могла предложить. В этот советский период не проводилась эвакуация беженцев из-за отсутствия материально-технического обеспечения и политической ситуации. Единственным заслуживающим внимания занятием «красного комиссариата» стала регистрация беженцев. Заметим, комиссариат даже не потрудился обзавестись новыми бланками и использовал консульские, а именно: вычеркивалось «Миссия Республики Армения», вместо которой ставилась печать УССР и комиссариата. В настоящее время не установлено, точное количество перерегистрированных таким способом документов, что позволило бы более обстоятельно изучить численность находящихся в Одессе беженцев в этот период. Обнаруженные же документы датируются 4-6 мая, под регистрационными номерами 632-634 Миссии Республики Армения.  Однако потом паспорта Республики Армения были большевиками конфискованы, вследствие чего после вступления в город Добровольческой армии, армянское консульство организовала выдачу новых паспортов и новую регистрацию военнопленных и беженцев.

В августе того же 1919 г. в Одессе власть, вновь перешла в руки Добровольческой армии. Смена политического режима позволила возобновить роботу армянского консульства, следовательно, и заняться эвакуацией беженцев. Достоверно известно, что армянским дипломатам удалось в сентябре эвакуировать из города 90 армянских семей (270-350человек).  Но уже в конце ноября эвакуация беженцев из Одессы, следующих через Батуми была приостановлена , а о возобновлении эвакуации и об отправлении беженцев до 1920 г. информация отсутствует. Как известно, в феврале 1920 г. в Одессе  окончательно была установлена советская власть, а армянское консульство было закрыто окончательно.

Большевики, в свою очередь, для решения проблемы беженцев учредили специальные губернские эвакуационные отделы и пункты, которые занимались регистрацией беженцев и их последующей эвакуацией. Принимая во внимание, абсолютно беспорядочную и несистематизированную работу большевистских учреждений, довольно сложно определить численность оставшихся в Одессе армянских беженцев. Например, согласно отчету Одесского Губэвакотдела о регистрации и эвакуации за период с 8-го февраля по 31 декабря 1920 г. (т.е. момента установления советской власти), было зарегистрировано 1077 армян.  Губэвакотдел был не единственным ведомством занимавшимся проблемами беженцев, вопросов занимался и «Иностранный подотдел» Обнаруженная «Сводка о количестве иноподданных, проживающих в Одессе за май 1921 г.» свидетельствует, что в городе находилось 1560 турецко-подданных, из которых лишь 305 перерегистрировались, а остальные 1255 отказались.  Ведомости о турецко-подданных представляются крайне интересными, поскольку во всех сводках греки и греческие подданные представлены отдельным списком, последнее позволяет предположить, что часть указанных в ведомостях иноподданных являлись армянами. Прямым доказательством, такого факта являются многочисленные карточки турецко-подданных армян, перерегистрированных в вышеуказанных учреждениях уже в мае 1921 г.

Помимо вышеперечисленных документов, нами обнаружены весьма ценные беженские карточки армян, выданные в августе 1920 г. «Одесским армянским беженским комитетом», датированные 17-28 августом 1920 г. Количество выданных документов неизвестно, обнаруженный последний регистрационный номер является 605.  Мы полагаем, что армянскому беженскому комитету был поручено составить списки беженцев, в связи организацией переписи населения, проведенного в период с 28 августа по 3 сентября 1920 г. Итоги такой стихийной переписи, учитывая ее процедуру, поразительны: в Одесской области (без Бессарабии) – 2835, в Одессе – 2368 человек. Следующая перепись населения, проходившая в 1926 г., была проведена более квалифицированно, по ее результатам — численность армян в Одесской области 1916 человек.  Парадокс заключается в том, что, согласно официальной статистике, в течение 6 лет, численность армян в Одессе сократилась на 919 человек, что соответственно является косвенным еще одним подтверждением не квалифицированности переписи 1920 г. Очевидным, представляется тот факт, что многие армяне оказались вне данной переписи. Принимая во внимание, что численность иноподданных армян, зафиксированных в беженских карточках практически идентична итогам переписи, необходимо полагать, что все бывшие подданные Российской империи – около 1000 человек должны были эмигрировать, а это противоречит действительности. Следует сказать, что еще в 1922 г. в Одессе оставалось значительное количество беженцев, о чем свидетельствует архивные документы. Так, в одном из документов «6-го Армянского эвакуационного эшелона», датируемом 2 апреля 1922 г., зафиксировано 67 человек, отправляющихся в Армению.  Сохранившееся обращение уполномоченного представителя Социалистической Советской Республики Армения при правительстве УССР о скорой отправке армянских беженцев морским путем в Армению, где указывается о невозможности дальнейшего нахождения армян на территории Одесского округа.  Данный документ свидетельствует о пребывании в Одессе немалого количества армянских беженцев. Также следует отметить, что неизвестным остается и количество беженцев, не вернувшихся в советскую Армению, а направившихся в Румынию и др. европейские страны.

Основываясь на вышеуказанные данные и свидетельства, можно предположить, что в 1915-1919 гг. в Одессе было сконцентрировано порядка
9-10 тысяч армянских беженцев, военнопленных и демобилизованных солдат и офицеров, из которых 5-6 тысяч являлись жертвами геноцида. Данная статистика является более уточненной, но все-таки рабочей версией и не является окончательной. Автор предполагает, что последующее исследования архивных материалов и более критическое их осмысление на фоне, как уже неоднократно отмечалось в работе, сложнейшей общеполитической и военной ситуации того времени, позволят решить вопрос о действительном количестве беженцев, их гражданском статусе и дальнейшей исторической судьбе.

 

Резюме (арм.)

Օդեսայում, 1915-1922 թթ. ժամանակահատվածում ապաստան էին գտել շուրջ 9-10 հազար հայ փախստականները, որոնցից 5-6 հազարը Ծեղասպանությունից փրկվաց գաղթական էին: Թուրքահպատակ հաերը գաղթելով Բուլղարիայի եւ Ռումինիայի տարացքով, ծովային ճանապարհներով եւ այլ քաղաքներով ժամանակավոր ապաստան գտան Օդեսայում:

Комментирование запрещено