Между двух империй: армяне на украинских территориях (конец ХVIII – начало XХ вв.)

Наталия Зуб (Руденко)

Аннотация: В статье рассматриваются, сравниваются и анализируются законодательные положения и документы, регламентировавшие жизнь армянских общин на украинских землях в монархии Габсбургов (Австро-Венгерская империя) и Российской империи в конце ХVIII – начале XХ вв.

Ключевые слова: армяне, Украина, монархия Габсбургов, Австро-Венгерская империя, Российская империя

 

Армянский народ уже много столетий проживает на территории Украины и сегодня представляет одну из наиболее многочисленных диаспор в среде ее полиэтнического населения. Общеизвестно о проживании этого народа в Украине еще со времен Киевской Руси. Последующие исторические события в судьбе армянского народа[1] повлияли на ход и формирование новых миграционных потоков, которые имели значительную активность также и в средневековый период, и в период нового времени. Одним из их направлений массовых переселенческих движений стали и украинские территории. Первые армянские колонии на украинских землях появились еще в ХI в., а в XVII – XVIII вв. их количество продолжало возрастать. Можно выделить три большие миграционные волны, которые выпали на долю армянского народа: ХІІІ в., ХVІІ в. и 1914-1918 гг.

Основавшись в украинских городах армянские общины, активно вливались в социально-экономическую жизнь местного общества. Традиционно упрочилось мнение, что армяне занимались исключительно торговым промыслом. Действительно, армянские купцы торговали винами, хлебом, тканями. Впрочем, не меньшую известность им приносило и владение другими видами ремесел и промыслов. Повсеместно армяне занимались ювелирным мастерством, были искусными оружейниками, владели искусством вышивания шелковыми и драгоценными нитями[2]. В Закарпатье армяне разводили лошадей и с успехом занимались и выделкой шкур, и изготовлением сопутствующих материалов из кожи и меха, таких как сафьян и кордуан.

Внутренняя политика государства всегда, так или иначе, определяет условия проживания и возможности представителей тех или иных его населяющих народов к родам деятельности. Законы страны регламентируют правовое положение своих граждан, предоставляют права и очерчивают обязанности. В конце ХVIII – начале XХ вв. украинские земли были разделены под юрисдикцией двух империй – монархии Габсбургов и Российского государства. Каждая из них, в управленческой политике подданными, выдерживала линию в соответствии со своим видением государственной власти.

Цель нашего исследования – это сравнительная характеристика фактов архивных материалов о выработке линии государственной политики разных империй по отношению к армянскому населению. Установление причинно-следственных связей, которые послужили изменению социально-экономического статуса и правового положения и дальнейшего существования и развития армянских колоний на украинских землях. Сопоставление и анализ источниковедческого материала представленного архивными документами прошлого представляет возможным более конкретно рассматривать определенные этапы влияния политики государств на жизнь армянских колоний и их функционирование в прошлые столетия.

Хронологические рамки обусловлены политическими изменениями на карте Европы того времени. Смена подчинения изменяла суть управления и как результат оказывала непосредственное влияние на состояние и жизнь народов, пребывавших под их управлением. Поэтому нижняя граница имеет размытие хронологические рамки. В конце ХVІІІ века событиями, которые повлияли на смену властителей территорий Украины стали разделы Речи Посполитой. Для монархии Габсбургов и Российской империи в плане расширения власти, «удачными» стали 70-90-е годы ХVІІІ века[3]. Территории западной Украины стали составляющими монархии Габсбургов (Австрийской империи, после 1867 г. – Австро-Венгерской империи). Земли входили в состав империи в статусе коронного края Галичины, Буковины и Венгерской короны.

Под власть России попадает Правобережная Украина. И в этот же период, в результате ряда успешных для России русско-турецких войн, она завладела Бессарабией и Крымом.

Верхняя граница обусловлена фактами распада двух могучих империй – 1917 г. (Российская империя) и 1918 г. (Австро-Венгерская империя).

Указанные исторические события сформировали и географические рамки исследования. Территории украинских земель были разделены и находились под юрисдикцией и управлением двух империй. В составе Российской империи пребывали 9 украинских губерний, сформировавших три больших региона. Галичина, Буковина и Закарпатье – монархия Габсбургов.

Следовательно, такие эпохальные события не могли не отразиться на социально-экономическом состоянии и укладе жизни населения империй.

В данном исследовании был использован сравнительно-исторический метод. Таким образом, представляется возможным выделить общие и особенные черты в истории армянского народа на украинских землях под управлением разных монархических держав в одном временном отрезке. Вместе с тем, определить причины схожести и отличия, вызванные различными процессами внутренней и внешней политики империй по отношению к своим подданным.

Вопросы изучения появления, формирования и проживания армянского этноса на украинских землях получило широкое освещение во многих научных изысканиях ученых еще советского периода. По истечению десятилетий, научный интерес к этим вопросам не угас, а получил новый виток и в исследованиях историков независимой Украины. Созданные работы рассматривают разные исторические эпохи прошлого истории армянской диаспоры в различных регионах Украины. Среди плеяды ученых — историков, филологов, искусствоведов, в первую очередь необходимо вспомнить работы выдающего ученого Я.Р. Дашкевича[4], который изучал первоисточники, тексты, архивные материалы, создав таким образом значительное подспорье для дальнейших исследований, которым не преминули воспользоваться его коллеги и последователи. Не менее известны и работы В.И. Наулко[5], посвященные межэтническим связям и народам, проживающим в Украине, а также вопросам статистики. Значительный вклад в изучение религиозной жизни армянских общин и истории Армянской апостольской церкви в Украине был сделан работами А. Зинченко[6] и И. Гаюк[7]. Среди обобщающих трудов, изучающих армян и их наследие в Украине, следует указать исследования В. Григоряна[8], В. Микаеляна[9]. В среде современных авторов эти изыскания продолжили А. Осипян[10], И. Гулянович[11]. Также ряд работ посвящен определенным городам компактного проживания армянского населения. Так, автор И.Бойко[12] в своей статье рассматривает социально-правовое положение армян в Золочеве, а Л. Калустьян[13] посвятил свою работу судьбам армян Одессы.

Историографическая ситуация ярко свидетельствует о разнообразии существующих научных наработок и активной деятельности ученых в поисках новых ответов на события прошлого. Поиск новых фактов и материалов поможет в развитии изучения и понимания исторического прошлого армянского народа.

Источниковедческая база исследования представлена данными архивных материалов, которые сосредоточены в разных архивохранилищах городов Украины, таких как Киев, Львов, Одесса, Днепропетровск, Харьков и Ужгород. Основная масса использованного материала для разработки вопроса малоизвестна широкому кругу исследователей. Прежде всего, следует указать, что материалы подобного характера раскрывают не только определенные факты прошлого, но и суть эпохи происходящего.

Государственная имперская политика на разных территориях по-своему изменяла сложившийся уже до этого быт и функционирование армянских колоний, имеющих многовековую историю.

Венгерское королевство не особенно радушно поддерживало иностранных ремесленников и не желало их присутствия на своих землях[14]. Власть предпочитала, как свидетельствуют источники, содействовать «отечественному производителю». Также не сопутствовали улучшению торговых дел и связей и войны королевства с Османской Портой. Определенным образом, это не способствовало армянским купцам, в особенности тем, которые были турецкими подданными. Впрочем, после заключения мирных договоренностей, торговые взаимоотношения восстанавливали[15]. Правда, указы правительства и в этом вопросе вовсе были не на стороне торговцев из Порты.

С началом ХІХ в. повсеместно на землях Габсбургов в Западной Украине можно отмечать упадок армянских колоний и общин, сокращается их численность, теряются предпринимательские позиции в среде торговцев и купцов. Причиной этому служила сложная политическая обстановка в империи, чем значительно усложняла процессы свободных и необходимых переездов в торговом деле, которым так активно занимались армяне в предыдущие столетия. Общины распадаются, их жители переселяются в большие города, частично утрачивают свою идентичность, ассимилируются, забывают язык.

Вместе с тем, материалы источников сообщают нам о действенном внимании со стороны властей к армянским общинам и колониям. В первую очередь государство регламентировало вопросы церкви и религиозных общин[16], уделяя внимание употреблению армянского языка при богослужениях, способствовала учреждению[17], организации и работе армянских школ[18]. Беспокоилась власть и о благосостоянии колоний, оказывая им материальную поддержку[19].

На землях, которые отошли под управление Российской империи, с помощью различных законодательных инициатив и царских указов, происходит определенным образом зарождение новых армянских общин, особенно в больших городах и новообразованных колониях. Правительство же со своей стороны всецело поощряло и поддерживало эти процессы. Указ Павла І от 1799 г. даровал армянам империи в пользование земли и сулил всевозможные преимущества[20]. И в дальнейшем времени, документы свидетельствуют о помощи правительства армянскому населению, например в списании недоимок по налогам, или их перерасчете. Появляются такие указы и в последующие десятилетия, повторно подтверждающие действия старых норм о сохранении и продолжении существования дарованных армянскому населению льгот[21]. Правительство также шло навстречу и в прошениях об освобождении от воинской повинности в отдельных регионах[22]. Очевидно, что в вопросе обложения и начисления налогов чиновники довольно часто нарушали нормы закона, поскольку жалобы и прошения, периодически подаваемые населением южных губерний, встречаются среди архивных документов в большом количестве. К тому же, образование новых колоний частично строилось на «добровольном» переселение с уже обустроенных и обжитых мест.

Монархическая власть не вмешивалась во внутренне устройство армянской общины и не ущемляла прав ее членов. Наоборот, чаще всего армянские сообщества получали особенные привилегии от правительства. Однако, со временем, желая укрепить свои позиции в управлении подвластными народами и унифицировать государственное законодательство, были упразднены армянские общинные суды. Такие суды действовали в империи Габсбургов до 1790 г., а далее на жизнь и деятельность членов общин начало распространятся австрийское судебное право. Изменение процедуры судопроизводства было вызвано реорганизацией львовского магистрата, которую притворил в жизнь Иосиф ІІ в 1784 г. При этом важно отметить, что статус представителей армянской общины был в обществе довольно высоким. Они пользовались уважением благодаря своей образованности. И хотя, согласно законодательству они не имели права работать во Львовском магистрате, однако заслуги и возможности армян ценились и поэтому их желали там видеть[23].

В Российской империи, реформа судебной системы произошла значительно позже, по сравнению с империей Габсбургов. Однако, тем не менее, в 1865 г. армянские суды и магистраты ждала та же участь[24]. Фактически это означало утрату автономного статуса армянских общин.

Вместе с тем, следует упомянуть и о других моментах централизованной политики управления Российского государства. Несмотря на присутствие армянских общин, что возникали в больших городах Левобережной Украины, царское правительство посредством своей деятельности в лице местных чиновников, не особо спешило удовлетворять такие требования как прошения о выделении земли на постройку армянских храмов. Прибегая ко всяческим отговоркам, основным мотивом которых объяснялась нехватка свободных участков, власть оставляла вопрос нерешенным длительное время.

Решения этого вопроса было очень важным для любой армянской общины. Поскольку армянская церковь выступала как один из факторов самоидентификации армянского этноса. А также на ней лежала и просветительская функция – при храмах традиционно существовали школы.

В украинских губерниях России было четыре больших города. В каждом из них существовали армянские общины, и почти все имели общую проблему – отсутствие армянских храмов.

Екатеринослав (основан на левом берегу в 1776 г.) уже в 1781 г. имел четыре церкви, и среди них – одна армянская. И, когда в 1787 г. образовался новый Екатеринослав на правом берегу (современный Днепропетровск), был обнародован специальный правительственный указ, который содержал предложение о переселении всех армян из старого города в новый, а также предоставление помощи в переселении и пожалование «выгод»[25]. А вот о храме на правом берегу известий нет.

В Одессе, основанной в 1794 г., также довольно быстро возникла значительная армянская община. Вопрос о создании молитвенного дома начал подниматься в конце 30-х гг. ХІХ в[26], а постройку закончили в 1844 г.

В первые годы ХХ в. армянская община Харькова[27] обращается к чиновникам городской думы по вопросу выделения земли для постройки храма. Позитивный результат был достигнут не сразу. Но вскоре все же была открыта армяно-григорианская домашняя церковь.

В Киеве армянский собор существовал еще в период средневековья, но был уничтожен пожаром. О проблемах отвода земли под новый храм в начале ХХ в. писала газета «Киевлянин»[28]. Вопросами ходатайства перед властями занимался профессор киевского университета С.А. Егиазаров. К 1913 г. этот вопрос так и не был решен. Дальнейшие исторические события, погрузившие мир в войну и революции не дали возможности вернуться к этой проблеме.

Смотря с позиций сегодняшнего дня можно отметить, что в тех больших городах, где армянские общины сохранились на протяжении ХІХ в., они продолжили свое существование и в последующие столетия. Распавшиеся и исчезнувшие в конце ХVIII – первой половине ХІХ ст., фактически не возродились. Память о них осталась в истории и памятниках зодчества. А вот письменное наследие, книги и документальные материалы, которые хранились в церквях и храмах изымались. Например, книги и рукописи из Каменец-Подольского собора, были переданы в публичную библиотеку в Петербурге[29].

Несмотря на учреждение и развитие армянских школ, внутренняя линия политики Российской империи не способствовала поддержке развития национальных идей в среде ее многонационального состава. Всякое проявление форм национального самосознания шло в разрез с идеологией империи. Особенно остро это чувствуется во второй половине ХІХ в. Поэтому даже такая деятельность как обучение молодежи армянскому языку и истории оказывались в поле зрения исполнительной власти[30], ситуация о возникновении подобных очагов культурного просвещения бралась под жесткий контроль ответственных органов.

Начало ХХ века принесло армянскому народу новые испытания. Первая российская революция (1905–1907 гг.), с нарастанием рабочего движения на фоне экономического кризиса, принесла беспорядки, разбои и грабежи. Документы фиксируют, что среди владельцев разгромленных лавок и магазинчиков, в списках пострадавших, значатся и армянские фамилии[31].

Страшные испытания принесла для всех народов и Первая мировая война. Территория Украины, определенным образом, была разделена между двумя противниками, находившимися в разных военных блоках. Российская империя воевала на стороне Антанты, и соответственно, Австро-Венгрия – участница Четверного союза. Еще одним участником этого союза выступала Османская империя, на территории которой проживало большое количество армян. События этой войны, кроме значительных человеческих потерь, принесли и новое миграционное движение и на Востоке, и в Европе.

Поскольку в России в связи с военными событиями был принят ряд законов и постановлений, относительно подданных враждебных стран, правительство вносило и ряд замечаний, связанных с тем, что значительную составляющую среди турецких подданных представляли армяне, греки и иные славянские народы[32]. Понимая всю сложность политической обстановки, Российская империя пыталась защитить подвластные ей народы, которые волею судьбы оказались заложниками международной политической и военной обстановки.

Противоборствующая сторона в лице Австро-Венгерской империи не предприняла никаких попыток повлиять на своего союзника Османскую империю, и таким образом помочь армянскому населению. И сделала такие действия лишь только после требований посла США в Турции[33]. Хотя, позже австро-венгерское правительство осудило деяния турецкого руководства в отношении армянского народа.

Однако одним из примечательных фактов того времени, все же подтверждающим достаточно уважительное отношение со стороны Австро-Венгрии к своим согражданам в лице армянского народа и их святыням может служить такой пример. С началом войны было выдано и начало действовать распоряжение министерства вероисповеданий и образования о передаче крыш храмов из меди для военных нужд. Вместо этого предлагалось покрывать их жестью. Однако краевое управление сохранения памятников архитектуры подняло вопрос об освобождении от этой «повинности» Армянский собор во Львове[34].

Исторические события прошлого, равно как и внутренняя политика государств значительно повлияли на изменения в укладе жизни армянских общин. Они фактически перестали существовать в своем классическом понимании, как таковые, к концу ХІХ в. Механизмами влияния на этот процесс послужили ассимиляция, мадяризация, русификация, правовые и экономические ущемления, а также урбанизация городов, которые приводили к рассеиванию членов армянской общины из среды компактных мест проживания.

Закономерности формирования и развития армянской общины, имевшие место на украинских землях важны для понимания армянской истории. Вместе с тем, можно констатировать, что формирование и развитие, а также всяческое содействие и помощь армянскому населению в империи в прошлом и сегодня отчетливо проявляется присутствием, так называемой старой диаспоры, в тех городах и регионах, где она сложилась исторически еще в прошлые столетия.

Следует отметить, что вышеизложенные факты не могут полномерно раскрыть все моменты влияния Российской и Австро-Венгерской империй на подвластные им народы. Надеемся, что дальнейшее изучение многовековой истории жизни армянского народа в пределах украинских территорий, откроет в будущем еще много нового и важного для науки.

 

Natalie Zub (Rudenko)

 

Between two Empires: the Armenians on the Ukrainian territory (the end of XVIII-beginning of XX centuries)

 

The article discusses, compares and analyzes legislation and documents that regulate the life of the Armenian community in the Ukrainian lands in the Habsburg monarchy (Austro-Hungarian Empire) and the Russian Empire in the late XVIII-early XX centuries.

[1] Армяне / Отв. ред. Л.М. Варданян, Г.Г. Саркисян, А.Е. Тер-Саркисянц. – М., 2012. – С. 60-61.

[2] Лозко Г. Етнологія України: Філософсько-теоретичний та етнорелігієзнавчий аспект: Навч. посіб. – Київ, 2001. – 304 с.

[3] Янишин Б.М. Українські землі у складі Австрійської імперії (кінець ХVІІІ – 1848 р.) // Економічна історія України: Історико-економічне дослідження: в 2 т. / Ред. рада: В.М. Литвин, Г.В. Боряк, В.М. Геєць та ін. – К., 2011. – С. 574-600.

[4] Дашкевич Я.Р. Армянские колонии на Украине в источниках и литературе 15-19 вв.: историографический очерк. – Ереван, 1962. – 176 с.; Дашкевич Я. Розселення вірменів на Україні у ХІ-ХVІІІ ст. // Український історико-географічний збірник. – Київ, 1971. – Вип. І. – С. 90-155.; Дашкевич Я. Вірменія і Україна: Зб. наук. статей та рецензій, 1954 – 1989 рр. – Львів; Нью-Йорк, 2001.

[5] Наулко В.І. Хто і відколи живе в Україні. – К., 1998. – 80 с.; Наулко В.И. Развитие межэтнических связей на Украине (историко-этнографический очерк). – К., 1975. – 276 с.

[6] Зинченко А.Л. К истории армянских колоний на Правобережной Украине // Историко-филологический журнал. – 1982. – № 4. – С. 137-153.

[7] Гаюк І. Вірменська церква в Україні. – Львів, 2002. – 128 с.

[8] Григорян В.Р. История армянских колоний Украины и Польши. (Армяне в Подолии). – Ереван, 1980. – 292 с.

[9] Микаелян В.А. На Крымской земле. История армянских поселений в Крыму. – Ереван ,1974.

[10] Осіпян О.Л. Економічний розвиток вірменських колоній в Галичині, на Поділлі та Буковині в ХІV – ХІХ ст. Автореф…канд. іст. наук. – Донецьк, 1999. – 17 с.

[11] Гулянович І. Вірменське населення міст Південно-Західної України в першій половині ХІХ ст. // Південний Захід. Одесика. Вип. 13. – Одеса, 2012. – С. 247-256.

[12] Бойко І. Соціально-правове становище вірменської громади міста Золочева (ХVІ – ХVІІІ ст.) // Вісник Львівського університету ім. Івана Франка. Серія юрид. – 2003. – Вип. 38. – С. 63-68.

[13] Калустьян Л.Х. Армянская община Одессы: Очерки истории  армянской общины г. Одессы. – Одесса, 1999. – 55 с.

[14] Державний архів Закарпатської області (Далее – ДАЗО). Ф. 10, оп. 2, д. 1339. Распоряжения Венгерского королевского наместничества в г. Буда о запрещении въезда иностранным ремесленникам на территорию Австро-Венгрии. 20 октября 1831 г. 2 лл.

[15] ДАЗО. Ф. 4, оп. 6, д. 1428. Циркуляры Венгерского королевского наместничества в г. Буда об обновлении торговых отношений с Турцией. 2 июля 1792 г. 6 лл.

[16] Центральний державний історичний архів України у м. Львові (далее – ЦДІАЛ України). Ф. 475, оп. 1, спр. 10. Розпорядження про права і обов’язки вірменських костьолів в Галичині і на Буковині. 1814 – 1816 рр. Арк. 1-5.

[17] ЦДІАЛ України. Ф. 475, оп. 1, спр. 12. Листування з Крайовим губернаторством і Крайовим урядом Буковини про права і обов’язки вірменських костьолів, об’єднання парафіян вірменської національності, заснування вірменських шкіл в Галичині і на Буковині та ін. 1822 – 1829 рр. 27 арк.

[18] ЦДІАЛ України. Ф. 475, оп. 1, спр. 707. Листування з Крайовим губернаторством у Львові про організацію навчання у вірменських школах. 1812 – 1816 рр. 24 арк.

[19] ЦДІАЛ України. Ф. 475, оп. 1, спр. 18. Послання та листи священнослужителів про історію вірменського народу і митрополичої консисторії у Львові, вживання вірменської мови в релігійних обрядах на Буковині, надання матеріальної допомоги вірменським колоніям та ін. 1732 – 1929 рр. 51 арк.

[20] Центральний державний історичний архів України у м. Києві (далее – ЦДІАК України). Ф. 533, оп. 1а, д. 69. Указ Павла І от 28 мая 1799 г. о выделении земли «водворенным» в Россию армянам, выдаче строительных материалов и «даровании им разных выгод и преимуществ». 1799 г. Копия. Лл. 139.

[21] Державний архів Одеської області (Далее – ДАОО). Ф. 1, оп. 191, д. 110. О подтверждении Привелегии в податях и повинностях, данной 1779 году Армянам Римско-католического общества г. Карасубазара, и о сложении с них неподлежаще насчитанной недоимки. 1837 г. 120 лл.

[22] ЦДІАК України. Ф. 442, оп. 48, д. 148. Дело по ходатайству армян, проживающих в г. Могилеве, об освобождении их от рекрутской повинности. 25 августа 1869 г. – 5 апреля 1871 г. 12 лл.

[23] ЦДІАЛ України. Ф. 475, оп. 1, спр. 157. Листування з крайовим губернаторством про призначення на посади представників вірменської національності до магістрату Львова та ін. 1780 – 1786 рр. 17 арк.

[24] ЦДІАК України. Ф. 12, оп. 1, д. 181. Дело об упразднении греческих и армянских магистратов и судебных ратуш. 28 декабря 1865 г. – 19 апреля 1873 г. Лл. 186.

[25] Дніпропетровськ: минуле і сучасне. – Дніпропетровськ, 2001. – С. 403.

[26] ДАОО. Ф. 1, оп. 191, д. 8. О дозволении Армянам проживающим в городе Одессе построить молитвенный дом. 1839 г. 41 лл.

[27] Державний архів Харківської області (Далее – ДАХО). Ф. 45, оп. 1, д. 2851. Прошение кураторства по строительству Харьковского армяно-григорианского молитовного дома к Харьковской городской думе о разрешении выделить участок земли для вышеуказанного дома. 30 мая 1902 г. Оригинал. Лл. 1-4.

[28] К постройке армяно-григорианской церкви // Киевлянин. – 1913. – № 315 (15 ноября). – С. 3.

[29] ЦДІАК України. Ф. 442, оп. 840, д. 232. Дело о передаче книг и рукописей на армянском языке из архива армяно-католической церкви св. Николая в г. Каменец-Подольском, в императорскую публичную библиотеку в г. Петербурге. 5 октября 1890 г. – 9 января 1891 г. 9 лл.

[30] ЦДІАК України. Ф. 385, оп. 1, д. 2134. Переписка с начальниками Херсонского, Бессарабского и других ГЖУ об установлении наблюдения за деятельностью Арутюнова Г.В., подозреваемого в организации в г. Григориополе армянского общества, «заботившегося об изучении армянской молодежью родного языка, истории страны». Лл. 12-25.

[31] Державний архів Дніпропетровської області (Далее – ДАДО). Ф. 11, оп. 1, д. 800. Дело о вооруженном ограблении в г. Луганске Александром Юрченко, Василием Яхновым аптеки Макарова, пекарни Ильи Татиосова, магазина купца Михея Морозова, пекарни Аброса Пашаянца, пивной лавки Василия Акопова. 4 апреля – 5 мая 1908 г. 11 лл.

[32] ЦДІАК України. Ф. 707, оп. 256, д. 265а. Циркуляр начальникам и директорам высших, средних и начальных учебных заведений Округа от 5 декабря 1914 г. о нераспространении репрессивных мер, принимаемых к проживающим в России турецким подданным по отношению к состоящим в турецком подданстве православным грекам, славянам, армянам. Лл. 298.

[33] Киракосян А., Оганджанян А. Австро-Венгрия и Армянский вопрос // Энциклопедия «Армянский вопрос». – Ереван, 1996. – Режим доступа: http://www.armeniansgenocide.am/ru

[34] ЦДІАЛ України. Ф. 475, оп. 1, спр. 612. Листування з Крайовим управлінням збереження пам’ятників архітектури і мистецтва у Кракові про звільнення вірменського собору у Львові від здачі кольорового металу на військові цілі. 1918 р. 4 арк.

Комментирование запрещено