Последствия геноцида армян и возможности их преодоления

Армен Марукян

Армянский народ уже несколько десятилетий борется за приз­на­ние и осуждение осуществленного в конце 19-ого – начале 20-го века в Османской им­перии Геноцида армян. Основным результатом этой последо­ва­тель­ной борьбы является принятие парламентами различных стран и некоторыми междунаро­д­ными организациями резолюций по признанию и осуждению Гено­ци­да армян. Эти резолюции, несомненно, важны, поскольку, таким образом, законода­тельные органы различных стран и международные организации выразили свое принципиальное отношение к совершенному преступлению, квалифицируя его как геноцид, и называя государство, повинное в этом международном преступлении. Однако, принимая во внимание то обсто­ятельство, что Турция не только не признает свою вину и не собирается возмещать потери армян, как это сделала Германия в связи с Холо­кос­том, но и на государственном уровне про­дол­жает отрицать это преступ­ле­ние и, более того, активно пре­пят­с­твует принятию парламентами разных стран новых резолюций по Геноциду армян, очевидно, что в этих условиях невозможно до­стичь разрешения этой проблемы, а имен­но – преодоления пос­лед­с­твий Геноцида армян.

Межд­у­на­род­ное признание и осуждение Геноцида армян не является само­целью, точно так, как не является самоцелью только лишь уста­нов­ле­ние и осуждение преступника. Не менее важным, чем наказание прес­тупника, является возмещение урона и потерь жертвы эт­о­го преступ­ления. Поэтому необходимо избавиться от преж­них сте­реотипов и сформулировать проблему более четко – преодоление пос­ледствий Геноцида армян, что означает как признание и осуж­де­ние данного преступления, так и возмещение потерь, понесенных армян­ским народом в результате Геноцида.

Первый важный шаг в этом направлении уже сделан – президент Армении 29 января 2015 года перед мемориалом памяти жертв Геноцида армян зачитал текст “Всеармянской декларации 100-летней годовщины Геноцида армян”. Этим документом Государственная комиссия по координации мероприятий посвященных 100-летию Геноцида армян и региональные комиссии действующие в диаспоре, на основе приговоров османскиx чрезвычайныx военныx трибуналов 1919-1921 гг., совместной декларации стран Антанты
от 24 мая 1915 г., Севрского мирного договора от 10 августа 1920 г. и Арбитражного решения президента США Вудро Вильсона 22 ноября 1920 г., руководствуясь соответствующими принципами и положениями резолюции 96(1) Генеральной Ассамблеи ООН от 11 декабря 1946 г., Конвенции ООН
«О предупреждении преступления геноцида и наказании за него» от 9 декабря 1948 г., Конвенции ООН «О неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества» от 26 ноября 1968 г., Международного пакта «О гражданских и политических правах» от 16 декабря 1966 г. и другими международными актами о правах человека, выражая единую волю Армении и армянского народа, заявили, что отныне борьба армянского народа будет продолжаться не только в направлении достижения всемирного признания, но и преодоления последствий Геноцида армян[1].

Следующим логическим шагом после Всеармянской декларации должна стать разработка «Пакета историко-правовых документов, обосновы­ва­ю­щих требования, предъявляемые Турции по преодолению последствий Геноцида армян». По сути, 6-ым пунктом декларации констатируется, что будет разрабатываться пакет правовых требований, рассматривая его как начало процесса восстановления индивидуальных, общинных и общенациональных прав и законных интересов[2]. Принятием «Пакета требований» в вопросе последствий Геноцида армян и предъявлении Турции требований по преодолению последствий этого преступления сформируется общенациональная позиция, после чего данный вопрос уже не будет подвергаться различным спекуляциям.

В «Пакете требований» помимо точного определения проб­лемы, необходимо четко ответить на следу­ю­щие вопросы – что кон­кре­т­но подразумевается под понятием – послед­ствия Геноцида армян, затем – каким образом и в каком объеме пред­став­ля­ется прео­до­ле­ние этих пос­лед­ствий, так как есть последствия, которые совершенно невосполнимы.

Дело в том, что потери Гено­цида армян зачастую отождествляются с последствиями этого преступления. В отличие от потерь Геноцида, которые армянский народ испытал во время преступления и непосредственно после него, пос­ледствия этого преступления не остались в прошлом. Уже целый век армянский народ в Армении и в диаспоре несет на себе тяжелый груз последствий этого чудовищного преступления. И не случайно, что некоторые исследователи придерживаются того мне­ния, что с учетом того, что Турция все еще не признает Геноцид армян, и послед­с­твия этого преступления не прео­до­лены, Геноцид, по сути, продол­жа­ется и поныне.

Понесенные армянским народом в результате Геноцида потери и ущерб можно разделить на след­у­ю­щие группы: а) потеря исторической родины,
б) утрата культурно-циви­лиза­ционного наследия, в) уничтожение армянского населения, г) ма­териальный ущерб, д) психические потрясения и психологические комплексы.

Потеря исторической родины. Главное последствие Геноцида армян – потеря исконных территорий проживания армян. В то же время это послу­жило важнейшим побудительным мотивом для организаторов Геноцида  совершить это преступление[3]. Так как речь идет об утрате большей части родины армян, необходимо определить, какие последствия это имело и как отразилось на дальнейшем существовании и развитии этого народа.

С одной стороны, вследствие потери родины образовалась армянская диаспора, чудом уцелевшие после Геноцида западные армяне, потеряв свои родные очаги, были вынуждены на чужбине начинать все с нуля, пройдя тяжелейший путь выживания. С другой стороны, потеря большей части родины и изгнания оставшейся части армян из Западной Армении разделило армянский народ, раздробило его силы и нарушило перспективы естественного развития. В результате Геноцида две основные части армянского народа были отдалены друг от друга, что привело к серьезному разобщению между ними. Проживая в различных политических системах, с течением времени они приобрели отличный друг от друга менталитет, что существенно препятствует решению общенациональных задач.

Людские потери в результате Геноцида армян составили 1,5 миллиона человек. Однако, определяя численность человеческих потерь, необходимо также учитывать тех армян, которые в результате политики геноцида подверглись насильственной исламизации, что также можно считать человеческими потерями для народа – жертвы геноцида, так как эти люди переставали идентифицировать себя как армян.

После уточнения численности человеческих потерь, необходимо выяснить, какие последствия они имели, как это отразилось на дальнейшем воспроизвод­стве армянского народа и какова была бы численность армян сейчас, спустя век после преступления, если бы жертвы этого преступления не погибли. В связи с этим следует принять во внимание, что семьи западных армян были, как правило, многодетными, кроме того, каждые 25 лет происходит воспроизводство (регенерация) населения, следовательно, в течение столетия как минимум четыре раза должно было произойти воспроизводство западных армян.

Потеря культурно-цивилизационного наследия. В результате Геноцида армян­скому народу нанесен колоссальный цивилизационный урон – уничтожение культурного наследия. По официальным турецким источникам в 1914 г. западные армяне имели 1860 армянских церквей и часовен,
451 монастырей и около 2000 семинарий. Согласно данным ЮНЕСКО 1974 г., после 1915 г. из монастырей и церквей Западной Армении осталось 913 строений, из которых в последующие годы 464 были полностью уничто­же­ны, 252 превратились в развалины, а 197 нуждались в серьезном восстанов­лении[4]. Ясно, что такая же судьба постигла и армянские семинарии. Надо подчеркнуть, что когда речь идет о «продолжающемся геноциде», имеется в виду также политика современной Турции по уничтожению и присвоению армянских историко-архитектурных памятни­ков, церквей и монас­ты­рей, преследующая цель уничтожить в Западной Армении все, что доказывает или свидетельствует об истинных хозяевах этой территории – армянах.

Говоря о потере культурного наследия, не следует, однако, ограничивать­ся только лишь уничтоженными историко-архитектурными памятниками.
Еще в 1933 г. в докладе на 5-й международной конференции об унификации международного уголовного права в Мадриде Рафаэль Лемкин – автор термина “геноцид” и один из разработчиков проекта Конвенции ООН
“О предупреждении преступления геноцида и наказании за него” от 9 декабря 1948 г., впервые довольно четко дал определение национально-культурного геноцида. Подробно представив массовое истребление армян в Османской империи, Лемкин «безымянным преступлением» и его проявлением считал также «акты вандализма, направленные на уничтожение культурных ценностей национальной, религиозной, расовой и этнической группы – запрет на родной язык, уничтожение печатных книг, школ, исторических памятников, культовых очагов или запрет на пользование ими[5] (выделено нами – А.М.)».

Следовательно, проявлением культурного геноцида против армян надо считать также уничтожение многих тысяч армянских рукописей, в которых была отражена тысячелетняя научная мысль и гений армянского народа. Таким образом, организаторы геноцида лишили потомков связи с мыслью и духом их предков, которые были заключены в этих рукописях[6]. Эти последствия культурного геноцида невозможно восполнить какими-либо материальными компенсациями.

В связи с материальными потерями Геноцида армян в основном упомина­ется меморандум, представленный Парижской мирной конференции 1919 г. Армянской национальной делега­ци­ей во главе с Погос Нубар – пашой. Согласно этому меморандуму материальные потери армян за 1915–1919 гг. составляли 19.130.982.000 французских франков[7]. Однако, следует отметить, что Национальная делегация для такой серьезной и ответственной работы располагала временем всего около месяца, за которое просто невозможно было собрать полноценные сведения, всесторонне их обработать и обобщить.

В частности, в меморандуме Погос Нубар-паши не отражен тот материаль­ный ущерб, который понесли армяне Баку в 1918 г. от турко-азербайджанских войн, естественно, не могли быть отражены и потери восточных армян от нашествия кемалистов в 1920 г., а также киликийских армян в 1921 г., армян Смирны в 1922 г., так как все эти события произошли уже после представления документов[8]. Исходя из этого, некоторые исследователи утверждают, что нанесенный армянам материальный ущерб в результате продолжавшейся политики геноцида должен быть увеличен как минимум на 20%[9].

Чтобы более точно представить, какие экономические выгоды получило турецкое государство в результате массового уничтожения и насильственной депортации армян, достаточно отметить, что, несмотря на тяжелые условия и кризисное состояние экономики страны, был зафиксирован небывалый рост государственного бюджета. Так, если в 1913–1914 гг. он составлял 35 млн. османских золотых, то в 1915–1916 гг. – 38 млн. золотых, а в 1917–1918 гг. уже 85 млн. османских золотых[10]. Очевидно, что в таких условиях подобный рост бюджета мог быть обеспечен только лишь за счет конфискованного у армян движимого и недвижимого имущества. Таким образом, турецкое правительство воспользовалось плодами организованного им же Геноцида армян, что само по себе также является преступлением.

Данные меморандума Погос Нубара должны быть уточнены по документам, которыми Германией производилось возмещение за материальный ущерб, причиненный евреям во время Холокоста, в частности, по Люксембургскому соглашению от 10 сентября 1952 г[11].

Кроме того, при подсчете этих выплат обязательно необходимо учиты­вать то обстоятельство, что Турция, грубо нарушая положения Лозаннского договора, незаконно конфисковала недвижимость и имения, принадлежащие армянской общине[12]. Массовая экспроприация имущества армян в результате Геноцида пресекла процесс их дальнейшего материаль­ного обогащения. Десятки тысяч армян, чудом спасшиеся от Геноцида, потеряв свое имущество, были вынуждены начинать за границей жизнь буквально с нуля, перенося немыслимые социально-экономические лишения. Именно по этой причине при подсчете материального ущерба от Геноцида армян нельзя забывать и об упущенной выгоде армян. При подсчете материальных потерь надо учитывать как инфляцию, так и банковские процентные надбавки за прошедшие десятилетия, только так можно подсчитать окончательную сумму, покрывающую материальные потери, причиненные армянам вследствие Геноцида.

Психические потрясения и психологические комплексы. Испытанные вследствие Геноцида психические потрясения также не прошли бесследно для армянского народа. Армянский народ приобрел множество психологических комплексов и страхов, которые прямо или косвенно воздействовали и продолжают воздействовать не только на непосредственно переживших Геноцид армян, но и на последующие поколения. Не изжит страх того, что происшедшее может когда-то повториться, до тех пор, пока виновная сторона не только не признала своей вины и не покаялась, а продолжает отрицать историческую действитель­ность. Потеряв большую часть родины, армянский народ был лишен соб­ствен­ной территории жизнедеятельности и общения с созданными его предками нацио­нальными ценностями. Одним из комплексов неполноцен­ности, порожденных этим, следует считать то, что у некоторой части народа возник комплекс неверия в будущее нации, в соб­ственные силы и способности, а также стремление опираться только на внешние силы и чужие ценности[13]. И потому как в диаспоре, так и в Армении в течение десятилетий, вместо стремления развития и созидания доминировала, и в какой-то степени продолжает доминировать, психология выживания.

Серьезный психологический удар получили и насильно исламизирован­ные вследствие Геноцида армяне, которые под угрозой смерти были вынуждены отказаться от своей веры и национальной принадлежности, приняв чужую веру и обычаи. Десятилетиями их силой заставляли и заставляют в Турции скрывать свою подлинную идентичность. Ныне в среде так называемых “крипто армян” наблюдаются некоторые положительные сдвиги, так как некоторые из них уже говорят о своих армянских корнях и даже пытаются вернуться к апостольской вере, однако, следует признать, что это происходит путем трудного преодоления серьезных психологических комплексов, в первую очередь – страха.

Политика отрицания Геноцида армян, проводимая Турецкой Республи­кой на государ­ственном уровне, когда под сомнение ставится сам факт совершенного преступления, оскорбляет память павших и не только чувства их прямых наследников, но и достоинство всего армянского народа. Поэтому эта политика является еще одним, дополнительным психологическим ударом по подвергшемуся Геноциду армянскому народу.

После уточнения объемов каждого из последствий Геноцида армян, в «Пакете требований» следует с правовой точки зрения обосновать предъявление требований к Турции по преодолению последствий этого преступления.

Преодоление главного последствия Геноцида армян – лишения армян родины – целесообразно обосновывать Арбитражным решением президента США Вудро Вильсона 22 ноября 1920 г., которым уточнялась армяно-турецкая гра­ница*. Арбитражное решение Вудро Вильсона по праву можно считать проявлением политичес­кой ответственности Турции за совершенное преступление – Геноцид армян[14].

Положение о национально-культурном геноциде содержалось в проекте конвенции ООН от 9 декабря 1948 г. «О предупреждении прес­туп­ления геноцида и наказании за него», но вследствие сопротивления некоторых стран не вошло в окончательный текст документа. Между тем, принятием такого положения можно было бы привлечь к от­вет­ствен­ности разрушителей культурных ценностей. Однако то, что этого по­ложения нет в конвенции, вовсе не значит, что этой цели нельзя дос­тичь при помощи других документов. Например, требования восста­нов­ления потерь материальной культуры можно обосновать 37-44 статьями Лозаннского мирного договора от 24 июля 1923 г., относительно защиты прав немусульманского населения. В частности, согласно 3-й части 42-ой статьи договора на турецкое правительство возлагалось обязательство взять под полную защиту церкви, синагоги, кладбища и другие куль­то­вые сооружения националь­ных меньшинств. Под «полной защитой» надо понимать не только не разрушение и не разорение церквей, но и их сохранение и реставрацию. Кроме того, вопрос защиты армян­ского куль­турного наследия в Турции можно рассматривать в контексте поло­жений устава ЮНЕСКО, ибо и Армения, и Турция являются странами-членами этой организации.

Прецедентом для требований ком­пенсации мате­риаль­ных потерь Геноцида армян можно считать Люксем­бургское соглашение от 10 сентября 1952 г. между Кон­фе­рен­цией по материальным претензиям евреев к Германии (кратко – Кон­фе­рен­ция претензий) и Федеративной Республикой Германия, согласно кото­рому Германия начала компенсацию за материальные потери евреев[15].

Международное право, конечно, определяет и возмещение матери­аль­ного ущерба. Одной из форм выплат, как известно, является компен­са­ция, однако, есть еще институт реституции, который предполагает воз­вращение материальных ценностей или восстанов­ление прежнего правового положения. Ресторация определяет, что должны быть восстановлены все те права, которыми были наделены представители группы – жертвы до со­вер­шения преступления[16]. То есть, международное право предус­ма­три­ва­ет не только компенсацию нанесенного армянам вследствие Геноцида мате­риального ущерба, но выплаты за утраченное имущество и вла­де­ния, которые незаконно были конфискованы в результате этого преступ­ления.

Для преодоления психологических или моральных последствий Гено­цида армян в международном праве применима сатисфакция, ко­то­рая может выражаться в признании совершенного правонарушения, выра­жением сожаления, официального извинения или в какой-либо др­у­гой  форме. Эти проявления сатисфакции могут стать первыми шагами на пути преодоления основных последствий Геноцида армян.

Однако очевидно, что только разработки «Пакета требований» явно не достаточно для ее реализации, необходимо также создание тактического документа прикладного характера – «Программу действий по преодоле­нию послед­ствий Геноцида армян» (далее – Программа действий). В Программе действий должны быть представлены те методы и механизмы, при помощи которых можно будет достичь поставленной цели – преодоления последствий Геноцида армян. В Программе действий также должны быть четко очерчены те направления, по которым должна вестись работа. На наш взгляд, работа должна вестись параллельно как в правовом, так и в политическом направлении.

В правовом направлении Армения, как субъект международного права, опираясь как на Устав ООН, так и на положения Конвенции ООН о геноциде, имеет широкие возможности обращения в международные судебные инстанции по вопросу Геноцида армян. Однако, не секрет, что на международное право и, особенно на соблюдение его норм, определенное влияние имеют геополити­ческие процессы, протека­ю­щие в мире и в конкретных регионах, расклад сил и их интересов в междуна­род­ных отношениях и т.д. Именно по этой причине международно-правовые процессы преодоления последствий Геноцида армян должны быть тщательно подготов­лены с политической стороны. Политические шаги по преодолению последствий Геноци­да армян должны как предшест­во­вать, так и вестись параллельно с международно-правовыми действиями.

Обобщая отметим, что преодоление последствий Геноцида армян – это не только вопрос восстановления попранных прав всего армянства и национальной безопас­нос­ти Республики Армения, это также священный долг перед памятью каждой из невинных жертв Геноцида армян.

[1] См. http://armeniangenocide100.org/files/uploads/2015/02/declaration-ru.pdf

[2] См. там же.

[3] Мелконян А., Уроки и заветы истории Армении, Ер., 2013, с. 427,(на арм. яз).

[4]  Армяно-турецкие отношения: проблемы и перспективы, парламентские слушания, 19-20-ого декабря 2007 года, Ер., 2011, (на арм. яз), с. 144,.

[5]  Барсегов Ю., Геноцид армян – преступление по международному праву, М., 2000, с. 7.

[6] Стратегические последствия геноцида армян, “Византийское наследство”, (информационно-аналитический журнал), Ер., 2002, N 3, с. 15.

[7] Потери армянского народа вследствие геноцида, сост. Л. Барсегян, Ер., 1999, с. 13, (на арм. яз).

[8] Барсегов Ю., Материальная ответственность за геноцид армян, Ер., 1999, с. 11, (на арм. яз.).

[9] Дадаян X., Экономический аспект геноцида армян: проблема финансово-материальной компенсации, “Сборник научныx докладов” научно-практической конференции “Пробле­мы требований западныx армян”, Кипр – Никосия, 18-19 апреля 2008 г., М.,  2008, с. 180, (на арм. яз.).

[10] Астоян А., Процесс экспроприации армян в Османской империи в 1914-1923 гг., свидетельства, факты и документы, “Вэм”, Ер., 2010, N 3 (31) (на арм. яз.), с. XXIX.

[11] См. Марутян А., Финансовые компенсации Германии еврейству (начало, процесс, современ­ное положение), “Сборник научныx докладов” научно-практической конференции “Пробле­мы требований западныx армян”, с. 81-83.

[12] Торикян Ш., Армянский вопрос и международное право, Бейрут 1976 (на арм. яз.), с. 138.

[13] Стратегические последствия геноцида армян, “Византийское наследство”, с. 16.

* Речь не идет о принадлежавших в 1878–1918–1920 гг. Российской империи, а затем Республике Армения Карсского округа, южной части Батумского округа и Сурмалинского уезда, присоединенных к Турции по навязанным армянскому народу Московским и Карсским договорам.

[14] Барсегов Ю., Арбитражное решение президента США по армяно-турецкой границе (политический и международно-правовой комментарий), Ереван, Издательство Центра русско-армянских инициатив, Ер., 1995, с. 8.

[15] Гирин И., Vae victis или унижение? http://bercovich-zametki.com/2007/Zametki/Nomer3/Girin1.htm

[16] Варданян В., Основания, меxанизмы, формы и типы международно-правовой ответ­ственности Республики Турция за совершение геноцида армян. Бюллетень научно-образовательного фонда “Нораванк”, N 1(17), Ер., 2006 (на арм. яз.), с. 79.

Комментирование запрещено