Роль армянских национальных организаций в жизни армянских беженцев в Украине в 20-30-е годы ХХ века

Карина Пивоварская

Анотація: Стаття присвячена діяльності вірменських національних установ (колоній) та їх ролі у житті вірменських біженців з Турецької Вірменії. Розглядається соціально-економічна та культурна діяльність колоній. Стверджується, що саме вона була направлена на адаптацію біженців до проживання в нових умовах.

Ключевые слова: коренизация, беженцы, национальное меньшинство, армянские школы, армянские национальные организации, репрессии, мероприятия среди национальных меньшинств.

Key words: indigenization, refugees, minority group, Armenian schools, Armenian national organizations, repression, actions among minority groups.

 

Геноцид 1915 года привел к невиданной волне миграции армян из своих коренных территорий. Вследствие этого увеличилось армянское население в ближайших до Турции странах. Украина была одним из государств, что приняла большое количество армянских беженцев и создавала условия для налаживания их жизни на новой Родине. Надо отметить, что национально-культурные процессы 20-30-х годов ХХ века достаточно освещены в украинской историографии, однако политика относительно малочисленных наций, к которым принадлежит и армянская, еще нуждается в исследовании.

На основе опубликованных и вновь привлеченных архивных материалов мы раскрываем деятельность  армянских национальных организаций (колоний, как их тогда называли), которые стремились помочь своим членам адаптироваться в новых условиях проживания, и вместе с тем, сохранить свою национальную идентичность.

Положение армянских беженцев с Турции было удручающим. Об этом свидетельствует в 1921 году заведующий Харьковской армянской секцией Наркомпроса А. И. Гарибян в своем письме к советским органам: «Проживающие в г. Харькове армяне (их насчитывается до 15000 колонистов) составляют небольшую колонию по сравнению с другими городами (Одесса, Екатеринославль). Армяне разбросано живут во всех городах по Украине, насчитывается их больше 200 000 (двухсот тысяч)… Это преимущественно ремесленники и в большинстве своем беженцы из бывшей Турецкой Армении, задетые не только империалистической войной, но и напуганные угрозами неоднократных боен, вырванные из привычной обстановки и волею судьбы, попавшие на Украину… Огромный процент среди них беженцы, не знающих даже родного языка»[1].

Надо отметить, что точных данных о количестве армянского населения в этот период нет, поскольку даже официальные источники дают разные цифры. С. Алиханян считает, что в конце 1918 года в Украине было сосредоточено от 75 до 100 тысяч армян, из которых в Харькове и Одессе насчитывалось около 20 тысяч[2]. Армянское население Одессы по официальным данным составляло около 3 тысяч, хотя армянская секция при Одесском губкоме КП(б)У приводит данные про 8 тысяч армян[3]. По материалам армянской Секции при Харьковском губнарпросе только в Харькове в 1923 году проживало 8 тыс. армян[4], по другим данными – 9 тысяч в 1927 году[5]. Примерно такую же цифру мы встречаем в газете “Известия ВУЦИК” за 1930 год[6].

Данные о количестве и национальном составе населения Украины должна была дать Всесоюзная перепись 1926 р., по данным этой переписи в Украине насчитывалось 10631 чел. армян, в том числе 6112 мужчин и 4519 женщин[7]. Однако, на наш взгляд, эти данные тоже не отвечают действительности.

Армяне-беженцы дисперсно расселялись по всей территории Украины, однако больше всего их сосредоточилось в индустриальных городах: Харьков, Одесса, Сталино (совр. Донецк), Луганск, Киев. Отличительной чертой армянского народа, которая появилась за долгие годы жизни в спюрке (диаспоре – ред.), стала тяга к самоорганизации, создание национальных объединений. Именно такие процессы были активизированы в Украине в связи с переселением большого количества беженцев с Турции.

Беженцы с Турецкой Армении объединялись в землячества в пределах всей Украины, а в городах существовали отделения этого землячества. В Харькове было отделение союза «Дайк», в 1918 году там был проведен общий съезд Дайских армян, на котором было избрано правление союза в составе С. Пачаджи, А. Адамьянца, П. Авдальяна, которые жили в Харькове[8]. Союз занимался сбором добровольных пожертвований и оказанием помощи армянам, уцелевшим после погромов в Турции.

Вместе с названным союзом в Харькове на общем собрании всех армян ­ подданных Турции был выбран Харьковский национальный революционный совет в составе Р. С. Юзбашьяна (который одновременно был консулом армянского дашнакского правительства в Украине), Я. Авдальяна, Меликьяна, Патянца, двух студентов Ашота и Рубена[9]. Кроме сбора пожертвований, совет занимался отправкой на родину всех военнопленных-кавказцев, а также всех желающих жителей Закавказья. Подобные объединения были созданы в Одессе, Киеве, Николаеве и других городах.

С 1920 года во всех национальных организациях, в армянских в том числе, начинаются процессы унификации. Это было обусловлено проведением политики коренизации, которая в Украине осуществлялась в двух направлениях: украинизация и создание благоприятных условий для развития языка и культуры национальных меньшинств. Деятельность среди национальных меньшинств проводили как государственные, так и партийные органы.

В Харькове создается Комитет по делам армян в Украине, «члены которого почти коммунисты во главе с тов. Суджаном, революционным путем захватили все делопроизводство армянского консульства, национального и попечительского совета, поставив его на чисто советскую деловую платформу»[10]. Комитет обращается к губнаркому с просьбой превратить его в национальную секцию как польская, литовская и другие секций губнаркома. Однако армянский отдел создали 31 ноября 1920 р. при губернском партийном комитете, его заведующим был избран уже упоминавшийся Тигран Суджан (Суджян) как единственный член коммунистической партии среди армянского населения Харькова[11].

В то же время создается армянская секция при Николаевском исполкоме рядом с польской, еврейской и другими[12].

С созданием Отдела национальных меньшинств при НКВД именно на него был возложен административный контроль за этноконфессиональными общинами, национальными кооперативными обществами и общественно-политическими организациями Украины. Каждое из подобных объединений получало право на существование после регистрации своего устава в Центральной межведомственной комиссии по делам союзов и обществ (МЕКОСО), входившей в состав административно-организационного управления НКВД.

Этой комиссией был утвержден 1 декабря 1923 года первый устав Харьковской армянской колонии и армян Харьковской губернии (ХАК). Согласно Уставу целью образованного учреждения была «ликвидация неграмотности среди армян, поднятия уровня умственного развития, нравственного и физического развития и предоставления материальной помощи нуждающимся членам Харьковской армянской колонии, армянам-беженцам, детям-сиротам, которые находятся в Советской Армении»[13]. Для осуществления этой цели Харьковская армянская колония нуждалась в собственных учреждениях, что и было закреплено в §2 Устава, где отмечалось, что колония открывает школу, библиотеку и читальню, а также устраивает лекции по различным вопросам и открывает собственный клуб[14]. Членами ХВК могли быть армяне обоих полов, достигшие 18-летнего возраста и проживавшие в Харькове и Харьковской губернии.

В отличие от Харькова, в Киеве инициаторами создания колонии были представители армянской интеллигенции, которые долгое время проживали в Украине. Значительную роль в создании колонии сыграло Армянское консульство, которое представляло еще дашнакское правительство, оно передало в 1921 году много ценной мебель для потребностей своих членов[15]. По официальным данным, в Киеве проживало 500 армян. Армянская трудовая колония объединяла 200 армян, в основном студентов, ремесленников, кустарей и служащих[16]. В декабре 1924 года при проверке деятельности колонии советскими органами был сделан вывод, что «в ее составе есть социально чуждые элементы»[17]. В результате этого в 1925 году формируется новый состав Правления колонии из лиц, которые полностью поддерживают советскую власть. Во главе Правления стал член большевистской партии Козорян. Но, учитывая небольшое количество представителей восточных национальностей в Киеве: армян, грузин, ассирийцев, азербайджанцев и других, Бюро Нацмен Киевского губисполкома принимает решение создать по примеру Одессы, Москвы и Ленинграда «Дом Народов Востока» (ДНВ) как центр культурно-образовательной деятельности среди трудящихся народов Востока»[18]. Хотя в 1928 году член правления ДНВ Арутюнов, председатель армянской секции, отмечал, что армянская колония работала лучше, когда существовала отдельно[19].

В Одессе также действовала армянская секция при губкоме партии, а 10 сентября 1920 года в Одессе был открыт Клуб трудящихся Востока, объединивший армян и татар[20]. Вскоре на базе этого клуба был создан интернациональный клуб, насчитывающий уже двенадцать колоний различных национальностей, среди которых армянская была второй по численности. В нее входило четыреста членов[21], в основном рабочих и кустарей.

Подобные учреждения были созданы во всех городах, в которых проживали компактные группы армян. Как мы видим, этому способствовала политика советской власти, которая стремилась поставить под контроль все процессы, происходившие в стране. Вместе с этим, мы наблюдаем и высокую активность самих армян, особенно беженцев, к образованию национальных обществ, которые играли в их жизни большую роль. Именно они помогали адаптироваться к новым условиям проживания, обеспечивали поддержку и помощь в решении многих проблем, которые возникали при переселении. С этой целью проводилась робота по нескольким направлениям, а именно социально-экономическая и культурно-просветительская.

Социально-экономическая деятельность было крайне важной как раз для беженцев, потому что была направлена на поиск источников к существованию. Среди них было много безработных, к тому же большая часть которых не имела никакой специальности, поскольку на родине они занимались сельским хозяйством, а в городских условиях становились неквалифицированной рабочей силой и были вынуждены заниматься неквалифицированным трудом, чаще всего ремонтом обуви или ее чисткой. Хотя среди 48 человек, которые занимались чисткой обуви в Харькове, можно встретить представителей таких профессий, как ювелир (1 человек); чемоданщик (1 чел.), кузнец (1 чел.), приказчик (2 чел.), электромонтер (2 чел.), слесарь (5 чел.), пекарь (2 чел.), повар (1 чел.), земледелец (3 чел.) и другие[22].

Ликвидация безработицы проводилась колониями с помощью Комитета по борьбе с безработицей (Комборбез) или путем создания трудовых артелей, или кооперативов. Деятельность национальных кооперативных обществ осуществлялась в соответствии с традиционных направлений хозяйственной деятельности и особенностей социальной структуры определенных национальностей[23].

Для армян традиционными видами производства были хлебопекарни и чувячные (обувные) мастерские. По инициативе ДНВ в Киев Комборбезом в 1925-1926 гг. для восточных народностей было открыто 2 хлебопекарни, 1 чувячная и 2 обувные мастерские, а также 7 хлебных магазинов[24]. В двух пекарнях работало 60 человек[25]. В Одессе основную массу армян составляли кустари-чувячники, которые были объединены в 3 артели под руководством членов КП(б)У. В самый большой из них, «Доброход», работало 70 рабочих, в 2 других по 30 работников[26]. Артели чувячников существовали также в Днепропетровске: 3 артели по 12 человек[27].

Кроме кустарей, незначительную группу армянского населения составляли мелкие торговцы. Они также не оставались без внимания армянских учреждений. Правление ХАК помогало всем нуждающимся получить места для уличной торговли[28].

Социализации армян-беженцев способствовала и работа судебных переводчиков и опытных юристов, которые консультировали их на родном языке. Поэтому армянские учреждения организовывали работу юридических консультаций. В Харькове в 1930 году юридическую помощь оказывали два юриста, услуги которых оплачивала ХАК. За 5 месяцев к ним обратилось 127 человек, тогда как в польскую ­ 12, еврейскую ­ 92[29]. Был юрисконсульт и в армянской колонии Одессы[30]. В ДНВ юридическая помощь оказывалась всем членам: выступления в судах, консультации и составление различного рода документов[31].

Кроме юридической помощи, армянские учреждения заботились предоставлением медицинских услуг своим членам, что было особенно необходимо из-за незнания языка беженцами из Турецкой Армении. Поэтому в Харькове в июне 1926 года была открыта медицинская амбулатория. Частично амбулатория работала на самоокупаемости: каждая семья платила в кассу 1 рубль ежемесячно, но этого было недостаточно, поэтому Правление выделяло 380-400 рублей из собственных средств на нужды этого учреждения[32]. Про эффективность работы и необходимость амбулатории можно судить по тому, что ежемесячно ее посещало около 1200-1300 больных.

Вообще, как можно видеть из протоколов заседаний Правления и Президиума ХАК, вопросы, что они решали, были очень разнообразны. До них входили ходатайство по устройству на работу, постановка на учет Биржей Труда, решение жилищных и материальных проблем, уменьшение платы за жилье, даже дела о краже обуви и ссоры между отдельными членами колонии[33]. Приходилось решать и более серьезные вопросы, например, помощь в воссоединении отдельных семей, поскольку определенная часть армян еще оставалась в Турции, и надо было приложить немало усилий, чтобы забрать их оттуда.

Другим важным направлением деятельности армянских учреждений можно считать культурно-просветительское, целью которого было удовлетворение духовных потребностей их членов, сбережения национальной идентичности, культурных связей с Родиной. Оно заключалось в работе школы, клуба, театра и некоторых других учреждений.

Существование армянской школы тесно связано с деятельностью армянской церкви. В Харькове еще до 1917 года существовала церковно-приходская школа при армянской церкви Св. Григория, которая и располагалась в ёё помещении. Согласно Декрету Временного рабоче-крестьянского правительства от 22 января 1919 года «Про отделение церкви от государства и школы от церкви», она была передана сначала в ведение райнарпроса, а после создания армянской секции – к губнарпросу. Как отмечал заведующий армянской секцией, «армянская школа как национальная, в составе которой в основном дети-беженцы из Турецкой Армении и империалистической войны, требует большей защиты, чем другие школы»[34].

Благодаря принятым государственными органами мерам, в 1925-1926 учебном году в УССР было 934 национальные школы, в которых обучалось 90169 учащихся. Из них армянских ­ 4 с количеством учеников 475[35]. Сеть армянских школ существовала благодаря армянским национальным учреждениям.

В Одессе школой занимался восточный отдел при губкоме КП(б)У. Школа также работала по 7-летней программе, все предметы, за исключением русского языка, преподавались на армянском. Среди учителей было много высококвалифицированных специалистов, которые преподавали, помимо школы, в высших учебных заведениях. Небольшая школа была открыта при ДНВ в Киеве, но она включала в себя не только армянские, но и ассирийские, грузинские, татарские, греческие и другие классы. Армянских было только 3 класса по 15-16 учеников в каждом. В Луганске проживало всего 330 армян, но они требовали открытия школы[36]. В Николаеве была создана армянская школа, в которой по состоянию на 1928 год учился 91 ребенок, и работало 8 учителей[37]. Армянские школы также открылись в городах Сталино, Макеевке, Мариуполе, Днепропетровске, Артемовске.

По состоянию на 1926/1927 учебный год 57,9% армянских детей посещали национальные школы, а 42,1% ­ другие[38]. Следует учитывать, что в армянских школах учились в основном дети беженцев, в то время как так называемые «старожилы» ­ в основном обучали детей или в российских, или в украинских школах, поскольку за долгое время проживания в Украине они не могли избежать ассимиляционных процессов. Существование национальных армянских школ в определенной степени тормозило ассимилятивные процессы, но, с другой стороны, включение их в общую систему образования помогало интегрироваться молодому поколению в новые условия существования.

Продолжить образование на родном языке армянская молодежь могла в вузах Армении, причем кандидаты от армянских общественных организаций имели преимущества при вступлении. Вместе с тем, в Украине была осуществленная попытка создать заведения профессионального образования для армян. Поскольку существование отдельных армянских учебных заведений было нецелесообразным из-за небольшого количества учеников, то в Харькове в 1930 году при трех профшколах образовали армянские группы[39]. В 1931-1932 учебном году был осуществлен набор в армянскую группу дневного отделения Харьковского электромеханического техникума в количестве 57 лиц, из них 3 кустаря, 30 рабочих, служащих – 19[40].

Безусловным достижением культурно-просветительской деятельности армянских колоний было создание в 1920 году в Харькове Армянской драматической группы в составе 16-ти профессиональных артистов, в 1921 году количество членов труппы достигло уже 35 человек[41]. Вскоре популярность спектаклей привела к тому, что группа была преобразована в Армянскую драматическую театральную студию, которая с успехом гастролировала по всей Украине на протяжении 1920-1930-х годов.

Духовные потребности армян удовлетворяли так же клубы и красные уголки, где проводились различные мероприятия: спектакли, утренники для детей, лекции, празднование юбилеев, государственных праздников, а также работали разные кружки, как для взрослых, так и для детей.

Таким образом, можно утверждать, что к концу 1920-х годов значительная часть армянских беженцев адаптировалась к жизни в Советской Украине, чему значительно способствовала как политика коренизации, так и активная деятельность армянских национальных учреждений (колоний).

Однако, с конца 1920-начала 1930-х годов значение армянских колоний в жизни армянского населения снижается. Это объясняется, прежде всего, существенными изменениями во внутренней политике советской власти, в национальной частности, прежде всего сворачиванием политики коренизации. Вместе с этим, на наш взгляд, были и объективные причины снижения значения этих учреждений в жизни армян, и, прежде всего, некоторое улучшение их материального положения в результате постепенной адаптации к новой среде и определенная стабилизация экономического положения страны, по крайней мере, в крупных городах. Однако в течение первой половины 1930-х годов колонии продолжали существовать, сохраняя видимость национально-культурного многообразия страны. Однако со становлением командно-административной системы, утверждением тоталитаризма в стране они теряли самостоятельность и превращались во вспомогательные органы бюрократического аппарата, выполнявшие функцию передаточного механизма между государством и армянским национальным меньшинством.

В частности, 13 января 1928 года Харьковская армянская колония была ликвидирована и создано Харьковское Общество Трудящихся армян (устоявшаяся аббревиатура ­ ХОБТАН), устав которого зарегистрирован Харьковским окружным МЕКОСО 6 июня 1928 р. В отличие от ХАК, которая объединяла всех армян, проживавших в данной местности, до ХОБТАНА принимались только лица, занятые общественной работой. Впоследствии подобные изменения коснулись и других армянских учреждений. Таким образом, определенная часть армянского населения оказалась вне влияния собственных национальных учреждений, а сами учреждения потеряли свой авторитет и значение среди армян Украины, превратившись в промежуточное звено между национальным населением и советскими органами.

ХОБТАН было ликвидировано постановлением Президиума Харьковского городского совета от 7 января 1936[42]. Причина закрытия сформулирована следующим образом: «Благодаря тому, что Харьковское Общество трудящихся армян в основном свои положительные задачи выполнило, материально-бытовые условия трудящихся значительно улучшились ­ считать целесообразным ликвидировать товарищество трудящихся армян». Такая судьба постигла другие армянские учреждения: В конце 1936 году прекратили существование национальные секции и Интерклуб в Одессе. Закрытие Дома народов Востока в Киеве состоялось в июле 1937 года, после обследования состояния работы среди национальных меньшинств Украины Президиумом ЦИК СССР[43].

Окончательная ликвидация армянских национальных организаций связана с репрессиями 1930-х годов. Массовые репрессии армян, в основном беженцев с Турции, связаны с делами о контрреволюционной, антисоветской, террористической деятельности партии Дашнакцютюн. Нами доказано, то в Украине на протяжении 1920-х годов активно действовали ячейки (хумби) этой революционной организации, которая ставила своей целью освобождение и объединение всех армянских земель[44]. После последней волны репрессий 1937-1938-х годов все национальные организации были уничтожены.

[1] Центральный государственный архив высших органов власти и управления  Украины.(далее ЦГАВО Украины) – Ф.166. – Оп.2. – Д.161. – С. 1

[2] Алиханян С.Т. Помощь украинского народа армянским беженцам в 1916-1921гг. // Исторические связи и дружба украинского и армянского народов. – Ереван, 1971. – С.33-38.Центральный государственный архив высших органов власти и управления  Украины.(далее ЦГАВО Украины) – Ф.166. – Оп.2. – Д.161. – С. 34

[3] Центральный государственный архив общественных организаций Украины (далее ЦГАОО Украины). – Ф. 1. – Оп.20. – Д. 1522. – с. 73

[4] Государственный архив Харьковской области (далее – ГАХО). – Ф. Р820. – Оп.1. – Д.38. – С. 28

[5] ГАХО. – Ф.Р820. – Оп.1. – Д.158. – С. 83

[6] Гарагашьян А. Потрібен будинок культури для трудящих національностей Сходу // Вісті ВУЦІК. – 1930. – 16 березня.

[7] Короткі підсумки перепису населення України 17 грудня року 1926. Націон. і віков. склад, рідна мова та писемність населення. – Харків: ЦСУ УСРР, 1928. – 210 с. – С. 63

[8] ГАХО. – Ф.Р6452. – Оп.2. – Спр.275.  – Т.1. – С. 333

[9] Там же

[10] ЦГАОО Украины. – Ф.1. – Оп.20. – Д.153. –С. 23

[11] ГАХО. – Ф.Р820. – Оп.1. – Д. 38. – С. 37

[12] Государственный архив Николаевской области (далее – ГАНО).– Ф. Р8.– Оп. 1. – Д. 604. – С. 18

[13] ЦГАВО Украины. – Ф. 5. – Оп.2 – Д. 1192. – С. 1, 2

[14] ЦГАВО Украины. – Ф. 5. – Оп.2 – Д. 1192. – С. 2

[15] Там же. – Ф.413. – Оп.1. – Д.17. – С. 287

[16] Там же. – Ф.413. – Оп.1. – Д.17. – С. 181

[17] Там же. – Ф.413. – Оп.1. – Д.17. – С. 182

[18] Там же

[19] Там же. – Ф.413. – Оп.1. – Д.17. – С.16

[20] ЦГАОО Украины. – Ф.1. – Оп.20. – Д.334. – С. 72

[21] ЦГАВО Украины. – Ф.413. – Оп.1. – Д. 372. – С.18

[22] ГАХО. – Ф.Р845. – Оп.3. – Д.2855. – С. 59

[23] Чирко Б.В. Національні меншини в Україні (20-30 роки ХХ століття). – К.:Асоціація “Україно”, 1995. – 215 с. – С.18

[24] ГАХО. – Ф.Р408. – Оп.4. – Д.2631. – С. 48

[25] ЦГАВО Украины. – Ф.413. – Оп.1. – Д.183.  – С. 41

[26] Там же – Ф.413. – Оп.1. – Д. 372. – С. 81

[27] Там же. – Ф.413. – Оп.1. – Д.464. – С. 47

[28] ЦГАВО Украины. – Ф. 5. – Оп.2 – Д. 1192. – С. 13

[29] ГАХО. – Ф.Р408. – Оп.4. – Д.2631. – С. 2

[30] ГАХО. – Ф.Р845. – Оп.3. – Д.1972. – С. 3

[31] ЦГАВО Украины. – Ф.413. – Оп.1. – Д.279. – С. 2

[32] ГАХО. – Ф.Р408. – Оп.4. – Д.2631. – С. 81

[33] ЦГАВО Украины. – Ф. 5. – Оп.2 – Д. 1192.С. 24, 90, 91

[34] Государственный архив Харьковской области (далее – ГАХО). – Ф. Р820. – Оп.1. – Д.38. – С. 24

[35] Войналович О. Організація шкільної освіти для національних меншин в Україні: 20-30 рр. – К. – Полтава: «Рідний край», 1992. – 149 с. – С. 43-44

[36] ЦГАВО Украины. – Ф.413. – Оп.1. – Д. 372. – С. 57

[37] ГАНО. – Ф.Р98. – Оп.1. – Д.111. – С. 29

[38] ЦГАОО Украины. – Ф.1. – Оп.20. – Д.2688. – С. 8

[39] ГАХО. – Ф.Р408. – Оп.4. – Д.2631. – С. 24

[40] ГАХО. – Ф.Р408. – Оп.4. – Д.2628. – С. 52

[41] ГАХО. – Ф.Р820. – Оп.1. – Д.158. – С. 83, 97

[42] ДАХО. – Ф.408. – Оп.10. – Спр.120. – С. 13

[43] ДАХО. – Ф.408. – Оп.10. – Спр.120. – С. 225

[44] Пивоварська К. Б. Діяльність партії Дашнакцутюн на Україні в 20-30-ті роки ХХ століття // Історична пам’ять: Науковий збірник. – Полтава, 2002. – №1-2. – С. 104-119; Осередки партії Дашнакцутюн в Україні: реальність чи провокація? [Текст] // Вірмено-українські історичні зв’язки. Матеріали міжнародної наукової конференції (Львів, 29-31 травня 2008 року). – Львів: Поліграфічний центр Видавництва Львівської Політехніки, 2011. – 49-64 с.

Комментирование запрещено